Глеб Шульпяков

СЕВЕРНАЯ ФИВАИДА

 
  • СЕВЕРНАЯ ФИВАИДА
    СЕВЕРНАЯ ФИВАИДА
    Вокруг Белого озера

 

Из пяти монастырей на Белом озере самый благополучный — Кирилло-Белозерский, там музей и кое-какой поток туристов, даже иностранных. В Ферапонтове — фрески Дионисия, и тоже туристы, но насельников всего один: отец Иоасаф. В Горицах, куда Грозный ссылал жён и где куковала Мария Нагая в ожидании воцарения своего лжесына Лжедмитрия — разруха и несколько монашек. Кирилло-Новоезерский монастырь на острове Огненный недоступен: там тюрьма для пожизненно заключённых. Это печально знаменитое в криминальном мире место, так наз. "Вологодский пятак". В Нило-Сорской пустыни до прошлого года был дом умалишённых и небуйные (говорят местные жители) даже свободно гуляли по деревне (которая так и называется Пустынь). В кельях до сих пор стоят кровати и тумбочки. Три монаха сходятся, звонят в один колокол (больше похожий на рынду) — и служат в храме, где раньше был кинотеатр для психов и до сих пор стоят античные советские киноаппараты. Сегодня это и есть легендарная Северная Фиваида, полностью пустеющая с окончанием навигации. Есть в этом своя зловещая рифма, ведь и монахи, и сумасшедшие в чём-то пожизненно заключенные, то есть — окончательно освободившиеся. Рифма есть и в том, что монастыри, куда на грани безумия так стремился Батюшков, начинались пятьсот лет назад с одного-двух отшельников-насельников — как и сегодня. История вернулась в своё начало.

 

 

 

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

 

ФЕРАПОНТОВО

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

 

ЦЫПИНСКИЙ ПОГОСТ 

 

 

 

 

 

НИЛО-СОРСКАЯ ПУСТЫНЬ

 

 

 

 

ГОРИЦЫ НА ШЕКСНЕ