Глеб Шульпяков

Галлиполи

 
  • Галлиполи
    Галлиполи
    2010

 

  

 

 

Стена, выходящая в море, кричит о любви.

«Romeo, ti amo! Ritorna da me! Julietta»

«Ermanno, perdonami, ti amo!»

«T.a.! by Lucia»

«Giuseppe+Katarina 4ever!!!»*

Крошечный Галлиполи раздираем шекспировскими страстями. Ближе к ночи, когда с моря налетает ветер – и суетливо обшаривает, охлопывает, отряхивает город – слышно, как в тесных переулках «Ромео» выкликает «Джульетту». Как тарахтит мотороллер «Меркуцио». Как насвистывает «Бенволио».

 

 

 

 

Священник за чашкой кофе смахивает на отца Лоренцо. Допивает, поднимается по ступенькам собора Святой Агаты. Колокола, время службы.

В соборе – почти все жители старой части города. Все по-семейному – слева «Монтекки», справа «Капулетти». Посередине нейтральная публика. Что-то вроде родительского собрания – или собрания профкома – только с детьми и домашними животными. Одна тетка даже притащила горшок с цветком, и он стоит в проходе, под ногами.

Сидя на лавках, обмениваются впечатлениями за день. Обсуждают – через ряд – новости. Переругиваются. Тут же снуют дети, затевая на ходу игры. Наконец отец «Лоренцо» поднимается, кивает. Своды оглашаются нестройным хором мальчиков – в белых, как ночная рубашка, балахонах. И собрание затихает, принимает благочестивые позы.  

Я вижу, как вдоль иконостаса крадется кошка.

 

 

 

 

…Галлиполи находится в Апулии, на внутренней стороне каблука. Лицом на зеленое Ионическое море. Новая часть города вытянулась вдоль берега, и любопытна только своими узкими песчаными пляжами. В остальном это обычный итальянский городишко с неизбежной Via Roma посередине – и пыльными пальмами.

Другое дело старая, историческая часть Галлиполи. Citta Veccio умещается на острове размером с Дубровник – и лежит в море напротив материковой части. Остров соединятся с большой землей через мостик. Он короткий, не больше ста метров.

Но пропасть между старым и новым городом бездонна.

На острове жили греки – и называли город Kali polis, «Красивый город». То есть, по-нашему, Красногорск. От греков остался на берегу древний каменный фонтан, лохань для источника. Потом Галлиполи перешел римлянам. В 252 году до н.э. те устроили здесь военную базу. Следом пришли византийцы, потом – в 915 году – город захватили на тридцать лет сарацины. Это от них в Галлиполи привкус Азии. Далее хозяева менялись согласно Всемирной истории, но торгово-портовое значение Галлиполи при всяких королях и сатрапах оставалось неизменным. Пока, наконец, не пришел век Салентинского барокко – и городки Апулии не зацвели его каменными розочками.

Узнать стиль южного барокко элементарно, просто. Глядя на резные, как русский буфет из провинции, фасады соборов, поражаешься маниакальной затейливости их рельефа. Но, по счастью, рядом стоят голые стены палаццо, усмиряя аскезой барочное буйство.

 

 

 

 

 

Собственно, два момента – роскошные лепные фасады соборов – и азиатский клубок переулков – и есть ключ к пониманию и обожанию Галлиполи. Где южно-итальянское  барокко как будто смешалось с мусульманским кварталом. А Средняя Азия – со Средиземноморьем. И закончилось морем, куда выводит любой кривоколенный переулок.

Мечта поэта.

…Днем двери кухонь первых этажей открыты на мостовую, и хозяйки болтают через переулок, благо переулок не шире тротуара и можно протянуть соседке луковицу, не отрываясь от плиты.  Очень удобно. Время от времени по кварталу с треском проносится раскрашенный фургон. У него на крыше динамики, на весь квартал музыка. С террасы, где мы живем, видно, что это фургон продавца мороженого.

Чисто феллиниевское зрелище.

 

 

 

На микро-пляже под крепостной стеной тоже кадр из фильма. Тучные купальщики в полосатых костюмах заходят по пояс в море – становятся в круг – и что-то обсуждают, часами.

Другой кадр – через окна во внутреннем дворе «палаццо», где мы живем (в Галлиполи все дома имеют, как в Азии, внутренние дворы с галереями). Так вот, однажды я заглядываю в щель между занавесками. И вижу за пыльными стеклами дворцовую обстановку. Мебель ампир на львиных лапах, мраморный пол, наборный. Стеллажи со старинными книгами, портреты на стенах. Галлюцинация.

Но потом выясняется, что нет, не мираж. И что гостиница не случайно называется «палаццо», а является таковым на самом деле. Просто часть дворца наследник, seignior Senape, сдает жильцам, чтобы содержать роскошь. Поскольку быть наследником фамильного палаццо в наше время накладно.

...Лучший (мой) город – про который сказать-то нечего. Или не хочется. Так что все, занавес.