Глеб Шульпяков

Галлиполи

 
  • Галлиполи
    Галлиполи
    2010

ПРОШЛЫМ ЛЕТОМ В КРАСНОГОРСКЕ 

 

  

 

 

Стена, выходящая в море, исписана подростками.

Это крик любви.

«Romeo, ti amo! Ritorna da me! Julietta»

«Ermanno, perdonami, ti amo!»

«T.a.! by Lucia»

«Giuseppe+Katarina 4ever!!!»

Крошечный Галлиполи раздираем шекспировскими страстями. Ближе к ночи, когда с моря налетает ветер – и суетливо обшаривает, охлопывает, ощупывает город – слышно, как в тесных переулках «Ромео» выкликает «Джульетту». Как тарахтит мотороллер «Меркуцио». Как насвистывает «Бенволио».

 

 

 

 

Священник за чашкой кофе в кафе на площади смахивает на отца Лоренцо. Допивает, поднимается по ступенькам собора Святой Агаты. Колокола, время службы.

В соборе – почти все жители старой части города. Все по-семейному – слева «Монтекки», справа «Капулетти». Посередине нейтральная публика. Что-то вроде родительского собрания, только с детьми и домашними животными. Одна пожилая дама принесла горшок с цветком, и он стоит в проходе.

Сидя на лавках, обмениваются впечатлениями за день. Обсуждают – через ряд – новости. Спорят. Тут же снуют дети, затевая на ходу игры. Наконец отец «Лоренцо» поднимается и кивает. Своды оглашаются нестройным хором мальчиков – в белых, как ночная рубашка, балахонах. И собрание затихает, принимает благочестивые позы.  

Мимо алтаря крадется кошка.

 

 

 

 

…Галлиполи находится в Апулии, на внутренней стороне каблука, на Ионическом море. Новая часть города вытянулась вдоль берега с узкими песчаными пляжами. Это обычный итальянский городок с неизбежной Via Roma посередине – и пыльными пальмами.

Старая, историческая часть Галлиполи Citta Veccio умещается на острове размером чуть меньше Дубровника – и лежит в море напротив материковой части. Остров соединятся с большой землей через мостик. Он короткий, не больше ста метров.

На острове жили греки – и называли город Kali polis, «Красивый город». Красногорск. От греков остался на берегу древний каменный фонтан. Потом Галлиполи перешел римлянам. В 252 году до н.э. римляне устроили здесь военную базу. Следом пришли византийцы, потом – в 915 году – город захватили на тридцать лет сарацины. Это от них в Галлиполи привкус Азии. Далее хозяева менялись согласно Всемирной истории, но торгово-портовое значение Галлиполи при всяких королях и сатрапах оставалось неизменным. Пока, наконец, не пришел век Салентинского барокко – и городки Апулии не зацвели его каменными цветами.

Глядя на резные, как русский буфет, фасады соборов, поражаешься, как маниакально затейлив рельеф.

 

 

 

 

 

Два момента – роскошные лепные фасады соборов – и азиатский клубок переулков – есть ключ, которым город открывает человека. Южно-итальянское  барокко как будто смешалось с мусульманским кварталом, Азия со Средиземноморьем. И закончилось морем, куда выводит любой кривоколенный переулок.

Мечта.

 

…Днем двери кухонь первых этажей открыты, и хозяйки болтают через переулок, благо переулок не шире тротуара и можно протянуть соседке луковицу.  Очень удобно. Время от времени по кварталу с треском проносится раскрашенный фургон. На крыше динамики, на весь квартал музыка. С террасы видно, что это фургон продавца мороженого.

Феллиниевское зрелище.

 

 

 

На микро-пляже под крепостной стеной еще один кадр из фильма. Тучные купальщики в полосатых костюмах заходят по пояс в море – становятся в круг – и что-то, пока я их вижу, неспешно обсуждают.

Другой кадр – через окна во внутреннем дворе «палаццо» (в Галлиполи все дома имеют, как в Азии, внутренние дворы с галереями). Так вот, однажды я заглядываю в щель между занавесками. И вижу за пыльными стеклами дворцовую обстановку. Мебель ампир на львиных лапах, мраморный пол. Стеллажи со старинными книгами, портреты.

Галлюцинация.

Но потом выясняется, что гостиница не случайно называется «палаццо», а является таковым на самом деле. Просто часть дворца наследник, seignior Senape, сдает туристам, чтобы содержать всю эту роскошь. Поскольку быть наследником фамильного палаццо дорого.

...Лучший (мой) город – про который и сказать-то нечего, в сущности. Или не хочется.

 

Занавес.