Глеб Шульпяков

ОБЩЕСТВО АГАТЫ КРИСТИ

         ОБЩЕСТВО ЛЮБИТЕЛЕЙ АГАТЫ КРИСТИ

    Удивительный город Лондон. Сколько ни бывал там, всегда попадал в историю. Самые немыслимые совпадения – заблуждения – случайности – потери и баснословные находки – случались со мной именно здесь. 

    Логика Лондона средневекова, поскольку линия улиц повторяют путь, каким кожевенник носил шкуры на реку еще в шестнадцатом веке. Или изгибы овечьей тропы, коровьего брода. Что при современной застройке создает эффект городского кошмара.

     Плотность жизни в Лондоне огромна, чудовищна. Настолько, что случайность давно стала здесь закономерностью, а невероятное совпадение считается обычным делом. Однажды весной я приехал в Лондон на книжную ярмарку. Тысячи издательств, миллионы книг, армия агентов и зевак – плюс горстка писателей. Все страшно интересно, но от избытка информации голова пухнет, через час надо на свежий воздух. 

     Первым, кого я увидел у входа, была моя давнишняя знакомая из Москвы. Мы не видели друг друга десять лет – с тех пор, как она работала в библиотеке, где я читал лекцию по литературе. А теперь вот переменила участь, устроилась в литературное агентство. И приехала в Лондон на охоту за новыми авторами. 

     «Как хорошо, что ты здесь, - без предисловий, как будто мы только вчера расстались, сказала она. - Представляешь? Вечером важный ужин в закрытом клубе, устраивает общество Агаты Кристи. Мне необходимо обязательно быть, поскольку мы торгуем правами старушки. Но! билет на двоих и мне нужен спутник. Ты ведь свободен? А то одной мне даже страшно». И она улыбнулась – той, из прошлой жизни, улыбкой. 

     Я согласился, и поехал покупать галстук. Вечером встретились в районе Пикадилли, и долго шли сквозь уличную толпу по переулкам. Наконец она ткнула пальцем в старый породистый дом из красного кирпича. «Кажется, здесь». 

     Все окна в доме были наглухо закрыты ставнями. Я взялся за медное кольцо. После трех торжественных ударов по дереву дверь бесшумно отворилась. Невидимый привратник пропустил нас внутрь.

     Стоило нам войти, как звуки улицы исчезли. Сгустился полумрак, приглушенный тяжелыми портьерами. Пахло кожей, табаком и воском. Привратник в малиновой ливрее, глянув на билеты, принял плащи. Взамен мы получили запонки из черного камня – с гравировкой в виде белой вороны. Это и был настоящий пропуск в клуб Агаты Кристи. 

     Лестница под восточными коврами поскрипывала. Поднимаясь, я успел заметить между портьерами чрезвычайно экстравагантное общество в соседнем зале. Голые спины дам, парни во фраках и с рыжими париками. Негромкая музыка, смех – тут шло свое веселье. 

     «Джордж Майкл принимает гостей по случаю дня рождения» - перехватил мой взгляд привратник. И задернул занавеску.

     Общество Агаты Кристи ужинало наверху. В двух залах собрались литературные агенты со всего мира. По давней традиции наследники писательницы раз в год приглашали их в Лондон для подведения итогов. Империя, которую они построили, была огромной и влиятельной. Миллионы переизданий, экранизации и театральные постановки приноси баснословный доход. И за всем этим хозяйством следили милые тихие люди, которые бродили по залам с бокалами шампанского. 

     На ужин подали спаржу под сырным соусом, и лососину с цветной капустой. Еда показалась мне вкусной и легкой. Вина поражали зрелостью и свежестью, что бывает нечасто. Разговор велся самый непринужденный. Наконец за дальним столом самый близкий родственник Агаты Кристи поднял тост: «За процветание дела, ради которого мы собрались». Гости зашумели, задвигали креслами.

     «Это тебе не Гарри Поттер, - шепнула моя знакомая. – Это валюта потверже». 

     «Проверено на нескольких поколениях».

     После десерта я выскользнул из зала. Лестница привела меня на промежуточный этаж, где находилась нужная дверь. В уборной висели гравюры из жизни игроков в поло. Пока я разглядывал картины, в соседнюю кабинку кто-то вошел, и стал напевать под нос. Один такт, другой – я не верил собственным ушам. Это был тот самый голос, еще недавно звучащий в каждом кабаке моей Родины. Голос, под который российские девушки пили водку и соглашались танцевать в любом виде. 

     Мы вышли к умывальнику одновременно. Я включил воду и стал тереть ладони. В зеркале было видно, что поп-звезда моет руки тоже. Закрутив кран, он выпрямился, смерил меня цыганским взглядом и сказал:

     – Привет! 

     – Привет! - ответил я и посмотрел ему в глаза. Что тут скажешь? Бородка, кольца – певец соответствовал изображениям в прессе.

     – Как сам? - он вытер руки.

     – Нормально.

     – Джордж Майкл! – Он протянул ладонь.

     Что мне было ему ответить?

     – Агата Кристи! – Я пожал серебряные кольца.

     – Круто! – Он сделал одобрительный жест.

     И, насвистывая, вышел.

     …Поднимаясь в зал, я подумал, что это и есть свобода. Та свобода, о которой Джордж Майкл часто пел в своих песнях. Когда совершенно случайно в огромном городе ты встречаешь приятельницу из прошлой жизни. Попадаешь в закрытый клуб на собрание общества Агаты Кристи – и пьешь за процветание чужого дела. Когда в туалете этого клуба жмешь руку знаменитому певцу. 

     И когда все это ровным счетом ничего не значит.

 

Опубликовано в книге "Общество любителей Агаты Кристи"