Глеб Шульпяков

ПОПЛАВОК

 

 

 

             *  *  *

                                    А.Б.

вот и зима, и земля из-под ног

столбики света роняет на воздух

черный по небу скользит поводок

тянет состав электричка на отдых

— нет ничего и не надо жалеть,

кроме трамваев твоих перезвона,

царских орлов почерневшая медь

лишняя тяжесть на лодке харона —

снегом засыпан вокзальный казан,

мир замирает на ножке штатива

только один дребезжащий стакан

едет и едет за край объектива

                          декабрь 2018

 

 

           *  *  *

январский вечер синий снег

по снегу белый человек

когда отбросит тень свою

скользнет как бабочка в раю

— и моего окна проём,

и неба край, и дворник в нём,

его лопата в облаках

и треугольник молока —

всё вдруг качнётся, оживёт

начнёт колоть по крышам лёд,

он заискрится, захрустит

— по снегу бабочка скользит

 

 

 

     *  *  *

страшна не ночь, но немочь

и голоса незвук

не пустота, но мелочь

и суета вокруг

— не темнота, но мука

загубленной души

у вечности безрукой

точить карандаши

 

 

 

                  *  *  *

вот попугай на тёмной ветке

он здесь давно уже сидит

наверно, вылетел из клетки

неразговорчив и сердит —

 

осенний дождь сменяет вьюга

и жизнь меняет адреса,

а он как-будто в центре круга

(точнее, в центре колеса)

 

и чем быстрей вращает спицы

на втулке велосипедист

тем меньше в нём от глупой птицы

и громче звук, точнее, свист

 

 

  

*  *  *

...под землей

на перегоне в метро, в час пик

невысокий седой человек 

в старомодном плаще

— мой отец

стоял в другом конце вагона

и чей-то локоть

мешал разглядеть его

как следует

я помнил его таким

с детства —темный

взгляд из-под бровей 

синева на щеках

очки с цепочкой, газетка,

— берет, который

я донашивал в школе

и этот взгляд — в себя

когда внутри

следишь за поплавком

 

(наверное, так

устроена мысль)

 

я, помню, дернулся:

— отец! — хотел окликнуть

или как в детстве "папа" —

но двери открылись

толпа схлынула

поплавок исчез

 

...снег снег снег

мокрый снег слетал медленно

и тут же таял, не оставляя

следа — словно

сквозь асфальт

про-ва-ли-вал-ся

— мои мысли

были похожи на этот снег

тоже ниоткуда слетали

и тоже без следа

падали

снег падал —

я поднимался

и машины поднимались

и дома над подвалами

и деревья, которые

больше не держались

за корни

— поднимались тоже

 

(наверное, так

устроена память)

 

за тридцать лет до этого

мой отец умер

 

 

 

Опубликовано в "Новом мире", 02-2020